'Nique

kannsein


воз пряников в рот людской


Previous Entry Share
Ограничение права на аборт - это не демографическая политика
'Nique
kannsein
Наконец-то появился в сети третий номер газеты "Социалист" с моей статьей, так что я могу со спокойной совестью выложить ее и здесь.

В начале июня этого года стало известно о законодательных инициативах по ограничению права на аборт, которые в течение нескольких лет готовились группой депутатов и православных фундаменталистов в Госдуме. Сопротивление попыткам ограничить репродуктивную свободу было организовано почти сразу: под лозунгом «Бороться с абортами, а не с женщинами» в середине июня пикеты провели Москва и Петербург, а 2–5 сентября в рамках Дней единых действий в защиту репродуктивных прав к ним присоединились Пермь, Киев и Любляна; с открытыми заявлениями также выступили грузинские и польские женские организации.

В середине сентября в преддверии второго чтения законопроекта «Об основах охраны здоровья» в Госдуме прошло внутреннее обсуждение поправок, ограничивающих доступ женщин к аборту. На данный момент планы у депутатов следующие: прописать в законе введение недельного срока ожидания аборта (или двухдневного, если срок беременности больше 11 недель) и право врача отказываться от проведения аборта по личным убеждениям, а такие меры, как принудительное психологическое консультирование с целью отговорить женщину от аборта, визуализацию плода на УЗИ и прослушивание сердцебиения, а также сокращение списка социальных показаний к аборту до одного пункта — изнасилование — ввести без дополнительных дискуссий приказами Минздрава.

Снизить число абортов?

Обязательная задержка проведения аборта — это необходимость дважды приехать ко врачу, то есть дважды отпроситься с работы, отстоять в очереди, а для сельских жительниц — дважды съездить в более крупный населенный пункт. Все это неизбежно приведет к тому, что «неделя тишины» будет превращаться в полторы-две — а при выполнении хирургического аборта (каких в России производят большинство) каждые две недели задержки означают увеличение в полтора раза риска перфорации матки. Станут ли женщины из-за этого делать меньше абортов — или же начнут прибегать к бабушкиным средствам: таскать тяжести и делать аборты самостоятельно вязальными спицами и вешалками?

Психологическое давление на женщин (манипулятивное консультирование, демонстрация плода на УЗИ и прослушивание сердцебиения), как отмечают психологи, будет приводить к неврозам и депрессиям. Поможет ли это сократить число абортов? Сегодня ответ уже очевиден: однозначно нет. Доабортное консультирование с целью «наставить клиента на путь истинный против его воли» (цитата из «Методических рекомендаций по доабортному консультированию») практикуется в Красноярском крае с 2007 года. Но ни запугивания, ни нотации о нравственности, ни цитаты из Феофана Затворника и Антония Сурожского, которыми пестрят «Методические рекомендации», не действуют на женщин сильнее, чем осознание объективного отсутствия условий для вынашивания и воспитания ребенка: количество абортов в Красноярском крае с 2007 года не стало снижаться быстрее, чем в других регионах России.

Социальные показания к аборту — это право сделать аборт на сроке до 22 недель. До 2003 года таких показаний было 13, затем девять из них (в том числе доход ниже прожиточного минимума, отсутствие жилья, многодетность) были отменены. Теперь из списка исчезнут наличие решения суда о лишении родительских прав, тюремное заключение, наличие инвалидности I–II группы у мужа или смерть мужа во время беременности. При этом в разные годы правом на аборт по социальным показаниям пользовалось всего 1–3% совершавших аборт женщин. Станут ли теперь женщины-заключенные и беременные вдовы вынашивать и рожать детей, которых негде и не на что растить?

Думают ли противники права на аборт, что если врач получит право отказать женщине в проведении аборта, то эта женщина не станет делать аборт? Едва ли. Они настаивают, что личные убеждения или вероисповедание врача должны быть поставлены выше интересов женщины. Любопытно, знают ли они, что в странах, где такая мера вводилась, врачи массово заключали соглашения с частными клиниками и получали процент с каждой пациентки, отправленной на платный аборт.

Повысить рождаемость?

Когда в июне появились первые сообщения о готовящемся наступлении на репродуктивную свободу женщин, мы много говорили о том, зачем вообще депутатам повышать рождаемость. Что будет с этими детьми? — спрашивали мы. Женщинам, которые решаются на аборт, не на что кормить и растить детей, государство не предоставит им ни образования, ни медицины, неужели государству так нужны новые солдаты — больше и больше пушечного мяса?..

В тот момент любая критика была своевременной — главное было начать говорить хоть что-то. Но нам потребовалось некоторое время, чтобы разобраться в принципах демографии и понять, что ограничение права на аборт не имеет никакого отношения к демографической политике.

Дело не только в том, что предложенные меры вместо снижения числа абортов приводят только к росту криминальных абортов (а значит, к росту осложнений и материнской смертности) и случаев инфантицида, то есть убийства новорожденных. Важно помнить еще и о том, что снижение числа абортов — даже тогда, когда оно действительно происходит, — никак не связано с рождаемостью. Посмотрим на СССР: число абортов неуклонно возрастало до 1964 года (и легализация абортов в 1955-м, кстати, никак существенно не изменила тенденцию) — а в 64-м, когда в Союзе появились внутриматочные спирали, стало снижаться. А рождаемость возрастала постоянно вплоть до 1989 года. Зависимости нет никакой. Демографы отмечают, что даже меры финансового стимулирования (такие как материнский капитал) оказывают на рождаемость незначительное и кратковременное влияние. Единственный значимый фактор — демографический переход от высокой рождаемости с высокой смертностью к низкой рождаемости с низкой смерностью в связи с прогрессом медицины, улучшением питания, санитарных условий и т.д. : он в СССР состоялся, а значит, высокой рождаемости больше не будет.

Идеологическая база для закрепощения женщин

Тем не менее, лозунг «Женщина — не инкубатор» остается актуальным. Потому что, хотя реально ни у кого не получится сделать женщин инкубаторами (как уже было сказано, массово убивать женщин — получится, а вот массово заставить рожать — нет), православным фундаменталистам прекрасно удастся другое — заставить общество поверить, что женщины — это инкубаторы.

Как противники права на аборт объясняют введение «недели тишины» и мер давления на женщин (консультирования, УЗИ, прослушивания сердцебиения)? «Женщины склонны принимать решения импульсивно, — говорят они. — Им нужно дать время на раздумья. Их нужно постараться переубедить». Если эти нововведения будут приняты, это будет означать законодательное закрепление представления о том, что женщины — умственно неполноценные существа, неспособные принимать самостоятельные решения. И пусть это никак не согласуется с действительностью — зато это идеальное обоснование, например, для того, чтобы считать женщину менее ценным работником: платить меньше, чем мужчинам, не повышать зарплату, увольнять ее первой, особенно если она уже имеет детей или беременна — ведь у нее к тому же есть «здоровые материнские чувства», которые, конечно, превыше всего, а уж особенно меркантильных мыслей о зарплате!

Экономическая дискриминация женщин, конечно, не только давно уже существует, но и является прочно устоявшейся практикой. Идеология «неразумной женщины» и женщины-инкубатора только подкрепляет и усиливает эту традицию — и сейчас это как нельзя более кстати.

На дворе, как всем хорошо известно, «реформа бюджетной сферы»: образование и здравоохранение становятся полуплатными, под лозунгами об «эффективности» часть бюджетных учреждений закрывается, а в оставшихся сокращаются зарплаты и возрастает нагрузка на работников — точнее, на работниц, потому что большинство из них — женщины. В нашей культуре женщины и так воспитаны фактически неспособными отстаивать свои права и интересы (носительницы активной жизненной позиции клеймятся «мужланками» и «стервами»). Усиление официальной риторики, согласно которой «естественное предназначение» женщины — это домашний труд и уход за детьми, будет эффективным идеологическим сопровождением для превращения женщин в сверхэксплуатируемую и угнетаемую группу. Низкооплачиваемый труд станет для них единственной альтернативой безработице.

Из этого следуют два вывода. Первый — что проблема ограничения доступа к абортам касается абсолютно всех женщин, вне зависимости от возраста, класса, уровня образования и всего остального, с чем связан риск попасть в жернова психологических пыток и хирургического аборта на позднем сроке. Потому что главная опасность этих нововведений даже не в массовых неврозах и осложнениях после абортов, а в том, что нас официально перестанут признавать полноценными гражданами и людьми. И если мы все-таки хотим иметь право таковыми считаться — необходимо объединение и общая борьба, чтобы это право отстоять.

Второй вывод — проблема ограничения доступа к абортам касается абсолютно всех, потому что это проблема укрепления и углубления социального неравенства, потому что проблема абортов образует единый фронт с проблемой бесплатного образования и здравоохранения, с проблемой достойной оплаты труда. Это значит, что этот «женский вопрос» сегодня ни в коей мере не второстепенен — он является одним из ключевых политических вопросов, которые требуют всеобщей солидарности и мобилизации.

  • 1
число абортов неуклонно возрастало до 1964 года (и легализация абортов в 1955-м, кстати, никак существенно не изменила тенденцию) — а в 64-м, когда в Союзе появились внутриматочные спирали, стало снижаться

а откуда инфа про спирали с 64 года?

от вас) с пресс-конференции. неужели перепутала??

аборты начали активно снижаться со второй половине перестройки, вроде бы в Казани построили спиральный завод и ВМС стали реально доступны, импорт по тем временам для большей части населения был недоступен
с середины 60-х они снижались, но небыстро и неустойчиво :(
http://demography-ru.blogspot.com/2011/07/abortion-reduction-partiicipation.html

Ну, это до некоторой степени детали - но 1964 год действительно стал переломным потому, что до этого был устойчивый рост. Я как раз это имела в виду. Просто объем статьи ограниченный, по очень многим пунктам невозможно было вдаваться в подробности.

лучше исправить

ну, уже поздно, к сожалению.

это же интернет издание?

по кр мере, на сайте можно поправить

Нет, бумажная газета. На сайте выложен pdf. Но тут, собственно, имеет место огрубление, а не ошибка, и я вполне имела в виду то, что написала (как раз зрительно хорошо помнила схему, на которую вы дали ссылку выше). В будущем буду просто чуть точнее выражаться.

не унывайие, по любому

ничего страшного :)

А при Энвере Ходжа женщин тоже считали неполноценными? При нём аборты были запрещены.

Я небольшой специалист по истории Албании, но Энвер Ходжа ведь проводил политику по образцу сталинской. Так что подозреваю, что риторика там была примерно такая же - типа государство лучше женщины знает, что ей делать.

Отличная статья, очень понравилась. Еще бы графиков туда набросать для наглядности.

спасибо! пара-тройка графиков есть вот здесь)

"Что будет с этими детьми? — спрашивали мы. Женщинам, которые решаются на аборт, не на что кормить и растить детей, государство не предоставит им ни образования, ни медицины, неужели государству так нужны новые солдаты — больше и больше пушечного мяса?"
Обычно такая обстановка бывает перед войной. Тем, кто ее готовит, нужна большая масса особей не отягощенных интеллектом, плюс доведенных до такого состояния, когда становится все равно: жить или сдохнуть.

Вера, не осталось никаких твоих контактов. Одна надежда, что ты получаешь комментарии на почту. Как ты? Где ты?

  • 1
?

Log in